Технологии
Технологииназад

Чем грозит развитие технологий в авторитарных государствах

Технологический прогресс усилит экономическое и политическое неравенство в странах со слабыми институтами

Иван Любимов

Бурное развитие роботизации и цифровизации открывает новые возможности для власти, но то, как она ими воспользуется, зависит от характера политического режима.

Сценарии будущих отношений человека и государства не могут быть универсальными для всех стран – и счастливы, и несчастливы они по-своему, а использование технологий, как и любого инструмента, зависит от того, в чьих руках он находится.

Мы постараемся показать, как в будущем могут распорядиться технологиями власти догоняющих экономик, к которым относится и Россия, как их влияние проявится по крайней мере в некоторых точках соприкосновения общества и государства. Описанные ниже сценарии можно назвать конъюнктурными, т. е. основанными на тех трендах, которые достаточно отчетливо проявляются в развивающихся странах уже сегодня.

Конец монополии на труд

До эпохи роботизации технологический прогресс повышал производительность капитала, но управление им оставалось в руках работников. На смену экипажу, запряженному лошадьми, пришел автомобиль. Вместо вола распашку поля доверили трактору. Однако автомобилем или трактором в эпоху механизации управлял человек.

В эпоху роботизации монополия человека пошатнулась. Производственный капитал проникает в традиционную вотчину человеческого труда – управление машинами. Многие виды оборудования вполне могут сами управлять собой, по крайней мере выполняя порученные им задачи. В результате производственный капитал становится не только партнером, но и конкурентом человека. Потенциально это может привести к серьезному вытеснению труда из производственного процесса.

Технологи вытесняют человека с производства, однако масштабы проблем для рынка труда от цифровизации промышленности не стоит преувеличивать. На фото производственная линия на заводе Renault
Фото: Benoit Tessier / Reuters
Технологи вытесняют человека с производства, однако масштабы проблем для рынка труда от цифровизации промышленности не стоит преувеличивать. На фото производственная линия на заводе Renault

На первый взгляд догоняющим странам стоит опасаться этого больше других. Их экономики сравнительно простые, многие задачи, которые выполняют работники, – рутинные, поэтому значительную часть рабочих мест можно роботизировать уже сегодня, о чем недавно говорилось в стенах российского парламента. Но это лишь на первый взгляд...

Начать с того, что производственный капитал стоит недешево и далеко не всем догоняющим экономикам по карману масштабные инвестиции в оборудование нового поколения. А получение кредита на инвестиции затруднено недостаточно развитыми финансовыми рынками.

Ещё одно препятствие – в этих странах слишком слабые институты защиты прав собственности. Всегда есть риски, что затратные инвестиции в оборудование так и останутся издержками инвестора, если компания подвергнется рейдерской атаке. Понимая, что дело может принять такой оборот, инвестор не станет торопиться с вложениями.

В развивающихся странах сравнительно дефицитен человеческий капитал. А управление роботами и программами – сложная задача. Лишь небольшое число предпринимателей разбираются в сложных технологиях и способны подобрать соответствующий персонал. Без необходимых знаний инвестиции в роботов могут оказаться бессмысленными.

Наконец, в ряде догоняющих экономик труд может остаться сравнительно дешевым, что даст ему некоторое преимущество перед машинами. Позволить себе широкую роботизацию смогут лишь крупные компании, у которых есть деньги для серьезных инвестиций и достаточно ресурсов, чтобы защитить свою собственность. Да и то не все: многие крупные компании принадлежат государству, и власти могут оказывать заметное влияние на принимаемые ими решения, в частности – добиваясь сохранения занятости, несмотря на возможность заместить её производственным капиталом. В обмен на поддержку занятости власти будут рассчитывать на политическую поддержку со стороны госслужащих, работников госсектора и госкомпаний. И чем более коррумпирована и авторитарна догоняющая экономика, тем более безоговорочной поддержки будут ожидать власти от тех, кто работает в госсекторе. Государству она обойдется относительно дешево: из-за угрозы замещения роботами переговорная позиция работников будет слабой, а значит, их зарплаты будут невелики.

Сочетание роботизации и дублирующего машины труда человека можно наблюдать сегодня в российской экономике. Например, современные вагоны почти не нуждаются в услугах проводников. Двери открываются нажатием кнопок, многие системы автоматизированы, билеты может проверять бригада контролеров во время движения поезда. Однако проводники, как и прежде, продолжают обслуживать пассажиров.

Современные вагоны почти не нуждаются в услугах проводников. Однако проводники, как и прежде, продолжают обслуживать пассажиров
Фото: Андрей Любимов / АГН «Москва»
Современные вагоны почти не нуждаются в услугах проводников. Однако проводники, как и прежде, продолжают обслуживать пассажиров

Таким образом, в догоняющих экономиках роботизация главным образом коснется крупных частных компаний. Государственные корпорации будут проводить ее мягче по отношению к занятым, стараясь заработать на этом политические баллы. А небольшие компании будут затронуты роботизацией в ещё меньшей степени.

Какими останутся расходы государства на труд, при такой структуре роботизации будет во многом зависеть от доли государства в занятости. Если она велика, то расходы в госсекторе на труд, например, в госкорпорациях будут выше, чем в тех компаниях, где роботы заменят человека. Однако если социальная система останется неразвитой – с редкими и небольшими пособиями по безработице, то такой итог вряд ли стоит считать провальным. В противном случае выгоды от роботизации получали бы только владельцы капитала и экономический рост не касался бы подавляющего большинства населения. Скорее, это был бы рост доходов политической и профессиональной элиты.

Мир без наличных

Пересекающееся с роботизацией, но отнюдь не совпадающее с ней явление – цифровизация, и её влияние на отношения человека и государства может оказаться куда более серьёзным.

Чтобы обелить экономику и обеспечить надежное пополнение бюджета, государства могут полностью отказаться от наличных денег. Даже бездомные будут получать милостыню в виде электронных денег. Те, кто хотел бы избежать внимания властей к своему бизнесу, в том числе чтобы уменьшить налоговые расходы, будут вынуждены или закрыться, или полностью легализоваться. Конечно, это произойдет в том случае, если частный сектор не сможет найти заменитель официальным электронным деньгам. Однако сделать это будет непросто, поскольку альтернативные деньги должны выполнять функции платежного средства, меры стоимости и средства ее сохранения. И нет уверенности в том, что удастся создать теневую национальную валюту, способную конкурировать с официальной.

На это можно возразить, что коррумпированным властям наличность нужна, в том числе для того, чтобы получать откаты. Однако их можно получать и в безналичной экономике. Например, открыв на подставное лицо или родственника фирму, в которой поставщик ради получения госконтракта должен будет что-нибудь обязательно купить. Например, коробку карандашей по цене дорогого автомобиля.

Коррумпированные власти могут получать откаты и в безналичной экономике
Фото: Emilio Morenatti / AP
Коррумпированные власти могут получать откаты и в безналичной экономике

Как и прежде, в отличие от демократических государств в авторитарных странах существует больше возможностей использовать доходы бюджета для обогащения элиты и укрепления власти. Поэтому в отличие от доходной расходная часть бюджета не будет становиться более прозрачной. Напротив, возможно, секретная часть бюджетных расходов даже увеличится.

Вероятно, рост налоговой нагрузки будет мотивировать граждан требовать от государства повышения качества и доступности госуслуг. В догоняющих экономиках с демократической системой такая реакция общества будет более выраженной, чем в авторитарных государствах.

Инструмент пропаганды

Электронные технологии улучшат бытовую и досуговую информированность граждан, сократят издержки на поиск товаров и услуг, прохождение бюрократических процедур, осуществление платежей и проч. Однако сами по себе они едва ли смогут заметно повысить уровень благосостояния. Для этого нужны фундаментальные изменения: улучшение системы образования, развитие инноваций, более надежная защита прав собственности, сокращение неравенства. А для таких преобразований властям, как это нередко случается в развивающихся экономиках, и не только авторитарных, часто не хватает стимулов и квалификации. Электронные решения не смогут заменить реформы и обеспечить устойчивое развитие. Как мы уже знаем на собственном или чужом опыте, если больница недостаточно хорошо оборудована и не укомплектована квалифицированными врачами, то электронная запись на прием к врачу и возможность разглядывать профили докторов на сайте никак не повысят шансы на выздоровление. Если профессура в университете коррумпированна и недостаточно квалифицированна, то электронная подача документов не поможет студенту получить хорошее образование. Фундаментальные изменения даются обществам очень тяжело, и информационные технологии не смогут их заменить – лишь дополнить.

Зато авторитарным режимам информационные технологии помогут значительно усилить традиционные инструменты удержания власти: репрессии и пропаганду. От последней будет сложно укрыться. Телевизионные панели в общественном транспорте, беспилотных такси, в банках и супермаркетах, на вокзалах и в аэропортах, камерах предварительного заключения, тюрьмах, поликлиниках и больницах, даже на экранах смартфонов, будут постоянно сообщать об успехах и грандиозных планах муниципальных и федеральных властей.

Телеэкраны в московском метро. Недавно агентство ТАСС получило одобрение президента на создание сети информационных цифровых экранов в метрополитенах, аэропортах и на вокзалах крупных городов
Фото: Максим Стулов / Ведомости
Телеэкраны в московском метро. Недавно агентство ТАСС получило одобрение президента на создание сети информационных цифровых экранов в метрополитенах, аэропортах и на вокзалах крупных городов

Конечно, информационные технологии будут больше развиты в столицах – именно там авторитарным режимам особенно важно предотвратить политическое недовольство. В провинции наблюдение за людьми будет слабее, поэтому знать о них государство будет сравнительно меньше. А те же информационные технологии снизят эффект от пропаганды – глобальный спутниковый интернет будет разрушать авторитарную идиллию. Правда, у проекта глобального спутникового интернета будет очень серьезный противник – крупная технологичная авторитарная держава.

Ничего личного

В электронных удостоверениях личности будут не только базовые сведения, но и данные о месте работы, хронических заболеваниях, истории правонарушений, собственности и другие сведения. Представители спецслужб будут иметь доступ ко всем данным, медперсонал – к истории заболеваний, судебные приставы – к данным о собственности. Люди могут по желанию сами раскрывать информацию о себе для тех или иных органов. В частности, подать документы на визу станет намного проще: достаточно будет дать доступ к информации о собственности, месте работы и доходах. В коррумпированных странах операторы баз данных будут предоставлять индивидам возможность удалять нежелательные сведения о себе в обмен на коррупционные доходы.

В авторитарных развивающихся государствах информационные технологии еще больше увеличат экономическое и политическое неравенство и асимметрию между информацией о жизни обычных граждан и элиты. У властей и корпораций будет накапливаться все больше сведений о жизни индивидов. Их передвижение, потребление, обмен информацией, основные контакты станут известны властям вплоть до мельчайших подробностей. А вот о том, как живет элита, широкая публика будет только догадываться и строить не слишком достоверные предположения. По крайней мере до тех пор, пока элита будет сохранять единство и властные группировки и кланы не вступят в борьбу, запустив войну компроматов. Впрочем, власти извлекут уроки из истории: их главным противником является вовсе не открытое массовое недовольство, а заговор внутри элит. Любое движение внутри вертикали будет отслеживаться особенно тщательно, а предатели – показательно наказываться.

Такая асимметрия информации будет создавать серьезные риски для безопасности граждан. Если электронные технологии будут полностью контролироваться властями, то гражданская активность окажется заблокированной. Фальсифицировать уголовные дела станет довольно просто, т. к. информация о гражданах будет находиться в руках коррумпированных силовиков, которые смогут редактировать персональные данные. Жертвами фальсификации, как и во все времена, останутся политически неблагонадежные и те, кто так или иначе будут мешать коррумпированным силовикам. Точечные репрессии, направленные на тех, кто так или иначе провинился перед властями, станут почти неотвратимыми. Впрочем, в случае массового недовольства цифровые технологии могут оказаться бесполезными: с выходом на улицы сотен тысяч протестующих они вряд ли смогут что-то поделать.

Во время массовых протестов в Гонконге в августе 2019 г. зонты были средством защиты не только от дождя, но и от камер наблюдения
Фото: Tyrone Siu / Reuters
Во время массовых протестов в Гонконге в августе 2019 г. зонты были средством защиты не только от дождя, но и от камер наблюдения

В то же время из-за повсеместного распространения систем видеонаблюдения и распознавания лиц точность идентификации преступников заметно вырастет, а их арест станет почти неотвратимым. Новые технологии решат проблему недостаточной квалификации полицейских кадров. Полицейская работа превратится в кабинетную: стражи порядка будут заниматься удаленной слежкой, арестами подозреваемых, разгонами митингов недовольных, но их участие в следственной работе станет почти ненужным.

Подводя итоги, можно заключить, что роботизация и цифровизация окажут заметное влияние на жизнь общества в догоняющих экономиках. Однако они не смогут заменить главного, чего им традиционно недостает, – фундаментальных ингредиентов развития, таких как человеческий капитал, защита прав собственности, накопление ноу-хау для производства товаров и услуг. Для развития этим странам придется пройти тяжелый путь реформ и накопления знаний, который цифровизация может лишь облегчить, но никак не заменить.

Автор – старший научный сотрудник РАНХиГС