Деньги
Деньгиназад

Налоги станут неизбежны, как смерть

Но платить их будет значительно проще

Ирина Быховская

В жизни неизбежны только смерть и налоги – это, пожалуй, самое известное высказывание о налогах, принадлежащее Бенджамину Франклину, всегда выглядело весьма спорным – разумеется, его вторая часть. Но за последние годы ситуация изменилась – и столь резко, что представить себе налоговую систему лет через двадцать почти невозможно. Очевидно одно: она станет более прозрачной, а возможно, и более простой.

Потерянный рай налогоплательщика

Лет 5–7 назад налоги вовсе не выглядели неизбежными. Да, это не были лихие 90-е, когда бизнес платил налогов столько, сколько хотел, но отработавшие десятилетиями трансграничные схемы, казалось, надежно, как сейф, защищали деньги от притязаний бюджета. Словосочетаний «автоматический обмен налоговой информацией», «открытые реестры бенефициаров», «страновые отчеты по международным группам компаний» еще не существовало. Многие были абсолютно уверены, что ни ЦБ, ни ФНС, ни другие госорганы никогда не узнают о зарубежном счете, поскольку ни один банк в мире не сдаст клиента. А если эта информация и окажется у ФНС, то уж отличить номинального держателя счета от реального российские чиновники точно не смогут. И уж совсем невероятной казалась мысль, что российские налоговики узнают о компании или трасте в офшоре. Но даже самая надежная система защиты не может быть вечной, и разрушаться она начала в США.

В 2010 г., после мирового финансового кризиса, американские власти решили, что информация об их налогоплательщиках должна храниться не только в файлах банков, страховых компаний, депозитариев, брокеров, управляющих активов, но и у налоговой службы. Логика была проста и потому гениальна: обязать финансовых посредников узнавать, есть ли хоть какие-то признаки (место рождения, адрес, телефон, корреспонденция по адресу в США «до востребования») того, что клиент должен платить налоги в бюджет США, и подавать о таких клиентах отчетность – американской налоговой службе напрямую или через национальные ведомства. Это информация о стоимости активов на счетах, о поступлениях на них, например, дивидендов, купонов, доходов от сделок.

Вслед за США фискальные органы по всему миру ужесточили контроль за офшорами
Фото: Richard Drew / AP
Вслед за США фискальные органы по всему миру ужесточили контроль за офшорами

Но не только до этих данных хотели дотянуться американские налоговики. Куда важнее им было получить информацию обо всех финансовых активах компаний или трастов, бенефициарами которых были американские налогоплательщики – именно на счета таких структур могли стекаться не задекларированные ими доходы. Сверив эту информацию с декларациями, американские налоговые органы могут обнаружить, сколько недополучил бюджет, и доначислить упущенное. Это законодательство получило название FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act) и заработало с середины 2014 г.

ОЭСР идея понравилась, и по образу и подобию FATCA она внедрила Стандарт автоматического обмена информацией о финансовых счетах. К нему присоединились более 90 стран (в их числе Россия), которые начали обмениваться информацией в 2018 г.

Более прозрачной становится работа и международных групп компаний. В более чем 80 странах они с недавних пор обязаны подавать отчетность о своей деятельности, а те будут обмениваться ею между собой. Подала материнская компания в России такую отчетность, а Россия обменялась ею с налоговыми органами всех стран, в которых есть дочерние и зависимые компании холдинга. Это информация о странах присутствия, названиях компаний, видах их деятельности, а дальше интереснее: выручка каждой дочерней и зависимой компании, в том числе от связанных сторон, прибыль, налоговые платежи, численность персонала и т. п. Центры обработки данных национальных налоговых администраций проанализируют выручку и прибыль на единицу персонала, сопоставят с налоговой нагрузкой в странах присутствия и установят, скажем, что прибыль на человека росла, а налоговые платежи падали. После этого налоговики разных стран начнут борьбу за кусок налогового пирога, который мог остаться, например, в офшоре. Для этого они проверят, действительно ли эта прибыль была заработана сотрудниками офшорной компании. Помогут в этом и IT-технологии: например, проверить IP-адресы, с которых управлялись банковские счета.

Цифровая прозрачность налогов

Международный обмен дополнен новыми цифровыми возможностями налоговых органов.

Представлял ли кто-то из налогоплательщиков 10 лет назад, что у налоговиков появится система (АСК НДС-2), позволяющая автоматически отслеживать цепочки поставок и сопоставлять данные налогоплательщика с данными его покупателей и поставщиков. Раньше на это требовались месяцы, сейчас – минуты.

Через онлайн-кассы ФНС получает бесценный массив данных – и не только для налоговиков, но и для государственной статистики. Проще говоря, онлайн-кассы позволяют установить набор продуктов, если известен номер чека, или, наоборот, – номер чека, если известен набор приобретенных продуктов. Вот такая полная прозрачность.

Благодаря онлайн-кассам государство стало получить больше статистической информации о населении
Фото: Андрей Гордеев / Ведомости
Благодаря онлайн-кассам государство стало получить больше статистической информации о населении

Стоит также упомянуть систему маркировки, которая позволит отслеживать товарные цепочки поставок. И систему облачных загсов, которую запустила ФНС – в ней планируется регистрировать и хранить все акты гражданского состояния с 1926 г.

В результате налогоплательщики оказались в совершенно новой для себя реальности. Куплены товары у сомнительного поставщика – налоговый орган может попытаться оспорить вычет расходов и НДС. Проверяем информацию в облачном загсе, и оказывается, что руководитель поставщика – сват, брат или кум покупателя. Это уже позволяет увеличить штраф с 20 до 40% за умышленные действия и даже привлечь к уголовной ответственности.

Революция в сознании

Эволюция налогового администрирования ведет к достаточно революционной мысли: от прежнего «они вряд ли найдут» до «они уже могут знать больше меня». Компания редко сопоставляет данные в разных формах отчетности: кто признан аффилированными лицами в отчетности, поданной в ФАС, а кого признали взаимозависимыми в отчетности по трансфертному ценообразованию и как вся эта информация соотносится с взаимозависимостью, которую можно установить на основе информации из загса (доступа к которой, кстати, нет у налогоплательщиков). Кто из этих лиц включен в уведомления о контролируемой иностранной компании и как соотносится прибыльность компании со средней по стране по такому же виду деятельности. Список возможных аналитических сопоставлений можно продолжать очень долго.

Эта трансформация превращает уплату налогов в этический стандарт: получил доход с операции – заплати налог. Желание заниматься налоговой оптимизацией не просто падает – налогоплательщики начинают излишне осторожничать. Они уже думают не о том, что лучше для бизнеса, а как схема может выглядеть в глазах налоговых органов. Мотивы могут быть разными: частичный выход из тени, желание довести эффективную ставку налогообложения до разумного уровня или «заплатить налоги и спать спокойно».

В России эксперимент с онлайн-приложением для самозанятых, которое за считанные минуты позволяет зарегистрироваться в системе, а затем автоматически платить налог с доходов, вряд ли позволит серьезно пополнить бюджет. Скорее, это именно воспитание налогоплательщика: с каждой операции уплачивается налог, который рассчитывается по простой системе и низкой ставке (4% с доходов, полученных от людей, 6% – от компаний).

Что дальше?

Развитие технологий и увеличение массива информации в руках государства приведет к росту числа налоговых платежей, рассчитывать которые станут сами налоговые органы. Налогоплательщику останется лишь либо согласиться с расчетом и заплатить налоги, либо настаивать на их ошибочности и судиться с налоговиками. Во всяком случае, такое будущее ждет имущественные налоги и с персонального дохода (в России – налог на доходы физических лиц). Уже есть страны, в которых налог с персонального дохода исчисляется налоговиками.

Страны продолжат бороться за свой кусок налогового пирога. Делать это будет непросто: развитие цифровой экономики серьезно меняет распределение налоговой базы между странами. До сих пор считалось, что она должна оставаться там, где создается стоимость: где находятся персонал, офисные или производственные помещения, оборудование, где разрабатываются программные продукты, объекты интеллектуальной собственности и т. п. Но сейчас стоимость все больше формируется в секторе цифровых услуг. Это всевозможные подписки, оформление доступа к электронным библиотекам, каталогам, не говоря о 3D- принтерах. Список бесконечен. И все чаще возникает вопрос, насколько справедливо взимать налоги с прибыли от оказания таких услуг по всему миру в той точке, где был создан объект интеллектуальной собственности, например разработана игра, куплены права на показ фильма и т. п. Это, в частности, обсуждалось на XII пленарном заседании Форума налоговых администраций, который проходил в марте в Чили. Некоторые страны уже без всяких обсуждений перешли (или собираются это сделать) к обложению налогом каждого отдельного платежа за такие цифровые услуги по месту нахождения их покупателя.

Государство все чаще думают о взимании новых налогов с транснациональных цифровых компаний
Фото: Hannibal Hanschke / Reuters
Государство все чаще думают о взимании новых налогов с транснациональных цифровых компаний

Логика понятна: не только сам объект создает стоимость и, соответственно, приносит прибыль его создателю, но и клиентская база в стране, где этот продукт продается. Поэтому ее бюджет справедливо может претендовать на часть такого дохода или прибыли. Назовем это посделочным режимом налогообложения на основании местонахождения пользователя. Это относительно понятный и простой в исчислении подход, пока еще не столь простой в администрировании, но в перспективе очень доходный для стран с большим населением. Не исключено, что именно он внесет значительные коррективы в режим налогообложения многих стран, меняя налоги с продаж и НДС, налоговую базу налога на прибыль, механизм зачета налогов, уплаченных за границей.

Представляется, что налоговые системы будут двигаться в сторону налогообложения конечного потребителя, поскольку это упрощает задачу налоговых органов.

Если же заняться налоговой футурологией, то можно представить себе мир будущего, в котором технологии радикально изменят процедуру уплаты персональных налогов. Кто знает, возможно, когда идентификация человека при финансовых операциях будет происходить по сетчатке глаза, то и налог будет автоматически взиматься при каждой его операции . Например, приобрел услугу или товар – со счета списались деньги продавцу, часть которых сразу ушла в бюджет. Некий возврат к оборотному налогу или некий налог с продаж, только взимаемый и уплачиваемый при каждой сделке со счета покупателя. Возможно, даже сразу по рыночной цене, если цена продажи слишком от нее отклонилась.

Можно себе представить и совсем фантастические способы расчета налогов. Родился человек – сразу устанавливается ожидаемая сумма налоговых поступлений от него на основании актуарных расчетов при достижении определенного возраста. А дальше с помощью блокчейн-технологий можно фиксировать все сделки человека и увеличивать сумму налогов при росте его расходов. Вся эта информация может быть аккумулирована в едином госреестре вместе с данными о счетах человека и активах по всему миру. С помощью такой системы можно было бы, используя налоговые преференции, стимулировать людей к развитию – например, учиться, повышать квалификацию.

Автор – партнер EY