Карьера
Карьераназад

У современной пенсионной системы может не оказаться будущего

Через 20 лет пенсия будет больше зависеть от человека

Елизавета Базанова

Пенсия – это то будущее, которое ждет большинство людей, но какой она будет через 20 лет?

Современная пенсионная система формировалась в ХIХ в. и была основана на простом принципе: работающее и молодое большинство кормит отработавшее свое старое меньшинство. Этот принцип солидарности оправдывал себя, пока весы не начали склоняться в пользу пожилых и молодых рук стало не хватать, чтобы прокормить их. И сейчас пенсионная система все больше напоминает огромный чемодан без ручки: бросить нельзя, а нести все тяжелее.

Развитые и развивающиеся страны ищут ответ, тасуя колоду с немногочисленными и стандартными решениями этой задачи: повышение пенсионного возраста и необходимого для ее получения трудового стажа, увеличение налоговой нагрузки на труд, обеление рынка труда, создание инструментов для накоплений. Но мир меняется слишком стремительно, в том числе рынок труда, население стареет, а молодые поколения не склонны копить и обременять себя имуществом. Некоторые эксперты задаются вопросом: стоит ли ремонтировать здание, фундамент которого не может уже его выдержать, или нужно строить новое? Понимание работы и пенсии существенно трансформируется, писал ректор РАНХиГС Владимир Мау в 2013 г. в статье «Человеческий капитал: вызовы для России», общество перерастает существующую пенсионную модель.

Планета пожилых

За последние 30 лет демографическая ситуация кардинально изменилась: продолжительность жизни выросла, рождаемость упала, как и число работающих людей, способных обеспечивать пенсионеров. По подсчетам Deutsche Bank, людей старше 65 лет впервые стало в мире больше, чем пятилетних детей. К концу века количество первых увеличится почти в пять раз, а вторых – почти не изменится, прогнозируют аналитики банка.

В России за 27 лет к 2018 г. число пенсионеров выросло с 34 млн до 43,5 млн человек, а работающих людей в расчете на одного пенсионера, напротив, резко сократилось – с 2,2 до 1,78. К 2036 г. пенсионеров будет столько же, сколько работающих, прогнозирует Росстат. Это значит, что работнику придется обеспечивать не только себя и свою семью, но и еще одного пенсионера.

В России за 27 лет количество пенсионеров выросло с 34 млн до 43,5 млн человек
Фото: Андрей Гордеев / Ведомости
В России за 27 лет количество пенсионеров выросло с 34 млн до 43,5 млн человек

Решение проблемы ищут многие страны. Наиболее очевидное – удержать людей на рынке труда, повысив пенсионный возраст. Это самый простой способ решить проблему пенсионного обеспечения и власти делают это снова и снова, говорит профессор Высшей школы экономики Евгений Гонтмахер. В среднем в странах ОЭСР с 90-х гг. пенсионный возраст женщин вырос к 2018 г. с 61 до 63,5 года, а мужчин – с 62 до 64,3. За последние годы повысили пенсионный возраст 30 из 34 стран ОЭСР и 10 планируют это сделать. По такому пути пошли и российские власти, решив постепенно к 2028 г. поднять возраст выхода на пенсию с 55 и 60 лет до 60 и 65 лет для женщин и мужчин соответственно. По прогнозу Минэкономразвития, это увеличит рабочую силу на 1,7 млн человек до 2024 г. и на 3 млн до 2036 г. Но экономисты предупреждают, что население будет стареть слишком быстро, а значит, проблема решена не будет. Так, по прогнозу Центра стратегических разработок, доля населения в возрасте 20–39 лет не вернется к нынешнему уровню и к середине столетия, а число занятых в возрасте 26–30 лет сократится на 4,6 млн человек, или на 43%, по сравнению с 2015 г.

Корпорации без сотрудников

Будущие пенсионеры могут столкнуться с еще большим, нежели сейчас, падением доходов при уходе с работы. Если через 20 лет экономическая ситуация существенно не изменится, то соотношение средней пенсии и средней зарплаты (коэффициент замещения) останется на уровне 33% до 2028 г., а затем будет постепенно снижаться, отмечает замдиректора Института стратегического анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрий Горлин. Повышение пенсионного возраста помогает поддержать уровень пенсий, но без серьезных дополнительных реформ разрыв с зарплатами будет расти, заключает он. Чтобы довести коэффициент замещения до 40%, каким он должен быть по конвенции Международной организации труда, страховые пенсии работающих пенсионеров уже с 2022 г. нужно индексировать вдвое быстрее инфляции (сейчас – на уровень инфляции), оценивала аудитор Счетной палаты Светлана Орлова.

Демографические тренды – не единственный риск для сбалансированности пенсионной системы. Изменения на рынке труда и большой сектор неформальной занятости грозят серьезно сократить ее финансовую основу. Рынок труда постепенно сдвигается в сторону фриланса и так называемой gig economy (не просто частичная занятость, а гибкий рабочий график), констатирует директор финансового центра «Сколково-РЭШ» Олег Шибанов.

По прогнозам PwC, уже через 15–20 лет в отраслях с проектным принципом 70% работы будут выполнять фрилансеры, а численность постоянного персонала будет составлять 10–15% от нынешней. Это означает, что социально работник будет меньше защищен, считает Шибанов: самозанятые часто не платят пенсионные взносы, им будет сложнее рассчитывать на государственную пенсию и придется планировать личные инвестиционные стратегии, чтобы накопить на пенсию. Самозанятые не платят постоянных пенсионных взносов во всем мире, свидетельствуют данные ОЭСР. Решить проблему могут специальные накопительные системы для самозанятых. Например, в Чили, где в 2012–2015 гг. внедрялась такая система, налоговая служба стала удерживать 10% от суммы каждого чека за оказанные ими услуги, перечисляя этот налог управляющим компаниям как пенсионный взнос. А власти Турции ввели накопительную систему с 3%-ным взносом, четверть которого (сумма ограничена) финансирует государство.

В будущем компании все реже будут нанимать сотрудников на постоянную работу. Наступит эра фрилансеров
Фото: Depositphotos/PhotoXPress
В будущем компании все реже будут нанимать сотрудников на постоянную работу. Наступит эра фрилансеров

В России действует специальный налоговый режим для самозанятых – с дохода, не превышающего 200 000 руб. в месяц, можно платить налог 4 или 6% в зависимости от того, кому самозанятый продает или оказывает услугу – другому человеку или компании. Но взносы на пенсионные накопления самозанятые платят добровольно, чтобы купить нужное количество баллов для страховой пенсии. Если же самозанятые предпочтут взносов не платить, у них будет право на социальную пенсию, которая после повышения пенсионного возраста будет выплачиваться с 70 лет (сейчас социальная пенсия составляет чуть больше 5000 руб.).

Ключевой источник пополнения пенсионной базы – фонд оплаты труда – в долгосрочной перспективе будет расти медленно или стагнировать, предупреждали проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов, Гонтмахер и финансовый омбудсмен Юрий Воронин: промышленность автоматизируется, число стабильных высокооплачиваемых рабочих мест в ней сокращается, а низкоквалифицированная занятость в торговых секторах растет. Медианный риск автоматизации рабочего места в странах ОЭСР эксперты ЕБРР оценивали в 48%, а в России – в 49%. Каждый новый промышленный робот вытесняет от трех до шести работников, писали Дарон Аджемоглу из MIT и Паскуаль Рестрепо из Бостонского университета. Западные страны столкнулись с такой проблемой раньше, альтернатива же новому повышению пенсионного возраста – заставить бизнес повышать зарплаты, увеличить страховые взносы или сократить пенсии.

Избежать падения доходов пенсионеров поможет лишь комплекс мер, считает Горлин: повышение ставки страховых взносов, сокращение теневой экономики, а также увеличение продолжительности страхового стажа. По его оценкам, чтобы сохранить соотношение пенсий и зарплат на уровне 33% к 2050 г. тариф страховых взносов должен вырасти на 7 п. п., а для увеличения показателя до 40% – на 14 п. п.

Некоторые страны повышают ставки взносов, например Канада и Франция. Ужесточаются и условия раннего выхода на пенсию: в Финляндии этой возможности лишились работники частного сектора, в Португалии – все, в Польше в ходе реформы 2009 г. число граждан, имеющих право на досрочную пенсию, было сокращено вдвое. В Испании за каждый «преждевременный» год выхода на пенсию она уменьшается на 7%. Наряду с этим страны вводят стимулы для более позднего выхода на пенсию, расширяют возможности совмещать получение пенсии с продолжением работы.

Сам себе пенсионный фонд

В будущем человеку вновь придется все больше самому отвечать за свою пенсию, считает Шибанов. Люди уже неоднозначно относятся к перспективе ухода на пенсию, писал Мау, и если в прошлом большинство стремилось перестать работать, то сейчас растет число тех, кто вовсе не хочет на пенсию. В будущем система станет более индивидуальной, говорилось в его статье: в основе будут государственная пенсия, частные пенсионные накопления, вложения, приносящие рентный доход, и в семью, которая в старости будет служить опорой. Пенсионная система будущего будет более гибкой, рассуждает федеральный чиновник: в ее основе будет накопительный элемент и скорее по квазиобязательным программам, например корпоративным. Для фрилансеров же, которых будет все больше, пенсией будущего станет доход от их личных накоплений. Государственная минимальная пенсия сохранится для тех, кто не копил или не мог этого сделать, прогнозирует он.

Пока даже в странах ОЭСР основной доход люди старше 65 лет получают от государства. Лишь 8% их доходов формируются за счет обязательных пенсионных взносов самих работников и работодателей, а в некоторых странах – меньше 2,5%. Еще около 10% – это собственные сбережения людей, которые они копили без участия государства. Хотя тренд постепенно меняется. В 13 странах ОЭСР пенсионные выплаты за счет взносов самого работника уже достигают 38% доходов старшего населения. А в Турции вклад таких выплат в доходы пожилых людей в 2017 г. превышал 37%. В Канаде сбережения, в том числе выплаты из частных пенсионных фондов за счет собственных сбережений людей, обеспечивают 40% доходов населения старше 65 лет и эта доля будет только расти, предупреждают эксперты ОЭСР.

В среднем по 34 странам ОЭСР распределительная часть обеспечивает пенсию в размере 41% среднего заработка, с учетом накопительной части коэффициент замещения увеличивается до 58%. То есть уже порядка трети пенсии обеспечивают накопления.

Поколение без накопления

Российские власти пошли по своему пути: отказавшись от обязательной накопительной системы, они теперь ищут ей замену. Хорошую возможность поддержать благосостояние будущих пенсионеров дают добровольные накопительные пенсионные системы с автоматическим подключением – при условии достаточного охвата ими населения, указывал Всемирный банк. О разработке такой системы Минфин и ЦБ заявили в 2016 г. Предполагается, что в систему индивидуального пенсионного капитала (ИПК) взносы будет делать работник – по умолчанию взнос будет увеличиваться с 0 до 6% на 1 п. п. в год, но человек может сам определить его размер – например, сохранить взнос нулевым. Накопления будут собственностью человека, а не государства. Принуждать к таким выплатам власти не будут, говорит замминистра финансов Алексей Моисеев, система будет полностью добровольной. Перечислять средства в негосударственные пенсионные фонды работодатель будет при посредничестве центрального администратора, который будет вести учет участников и выплат. Запустить ИПК власти планируют в 2020 г.

Но принудить людей копить будет непросто. Вызов пенсионной системе будущего бросает изменение поведения молодых поколений. Большинство миллениалов (люди, родившиеся в 1980–2000 гг.) при формировании накоплений не склонны думать о будущем, предупреждали аналитики ЦБ: в среднесрочной перспективе это может подрывать устойчивость существующей модели пенсионной системы, основанной на механизме межпоколенческого трансфера.

Чтобы стимулировать людей копить на старость, нужно создать для этого комфортные условия, говорит директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова. Существующая пенсионная система довольно устойчива и, в принципе, не должна сильно измениться в будущем, считает старший научный сотрудник Научно-исследовательского финансового института Минфина Татьяна Омельчук. Но власти должны развивать накопительную систему, убеждена она, так как большинству самостоятельные накопления недоступны. Для стимулирования работодателей нужно развивать корпоративные пенсионные системы, предоставляя им налоговые льготы, говорит Омельчук.

Например, Словакия, где к 2060 г., по прогнозам Еврокомиссии, пенсионные расходы будут самыми большими по отношению к ВВП, а пенсии – самыми низкими в ЕС, в 2015 г. отменила минимальный срок накоплений в 10 лет и разрешила их наследование, а также временно открыла вход в накопительную часть для всех – ранее выбор нужно было сделать до 35 лет.

В Чехии государственное софинансирование добровольных накоплений позволило сделать их массовыми: в них участвуют 4,9 млн работников против 80 000 выбравших накопительный взнос в госсистеме. В Новой Зеландии до запуска программы KiwiSaver в 2007 г., основанной на автоматическом подключении работающих и госсубсидиях, в добровольных накоплениях участвовало менее 10% граждан трудоспособного возраста, а к 2010 г. – уже 55%, сравнивают в обзоре о частных пенсионных системах эксперты ОЭСР.

В России для развития накопительных систем есть еще одно серьезное препятствие – низкие доходы населения, предупреждает Овчарова. По данным Росстата, в 2018 г. почти половине людей хватало денег лишь на еду и одежду. На сбережения же россияне направляют все меньше. Так, за первое полугодие 2018 г. они отложили лишь 5,9% своих денежных доходов – это минимум за последние 15 лет, оценивали аналитики РАНХиГС. Во второй половине 2018 г. и начале 2019 г. тенденция к сокращению сбережений сохранилась, указывают они. Мешает копить и недоверие, предупреждает Овчарова: решение человека отказаться от покупки сейчас ради пенсии через 20–30 лет – это вопрос доверия государству, а когда оно периодически забывает все, что обещало, доверию это не способствует. Главное – это гарантии сохранности накоплений, согласна Омельчук: копить может четверть населения, но без гарантий делать этого люди не будут.